+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Справедливость как ценность права

Следует различать эйдетические ценности права и социокультурные ценности права. Но выделение эйдетических правовых ценностей возможно только в результате специальных мыслительных операций. В социальной жизни права они всегда получают конкретную социокультурную интерпретацию и не только интеллектуальное, но и эмоциональное значение, соответствующее специфическим условиям жизненного мира конкретного общества. Поэтому все социокультурные ценности имеют ярко выраженный межличностный, коммуникативныйхарактер, что соответствует коммуникативной природе самого права. Все правовые ценности находятся в пространстве правовой коммуникации. Но поскольку правовая коммуникация возникает между субъектами — носителями и интерпретаторами правового смысла — именно человек представляет собой, по выражению Ж.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: О чувстве справедливости

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Справедливость как основная правовая ценность

Следует различать эйдетические ценности права и социокультурные ценности права. Но выделение эйдетических правовых ценностей возможно только в результате специальных мыслительных операций. В социальной жизни права они всегда получают конкретную социокультурную интерпретацию и не только интеллектуальное, но и эмоциональное значение, соответствующее специфическим условиям жизненного мира конкретного общества.

Поэтому все социокультурные ценности имеют ярко выраженный межличностный, коммуникативныйхарактер, что соответствует коммуникативной природе самого права. Все правовые ценности находятся в пространстве правовой коммуникации. Но поскольку правовая коммуникация возникает между субъектами — носителями и интерпретаторами правового смысла — именно человек представляет собой, по выражению Ж.

Если право как таковое представляет собой ценностное явление, то необходимо определить, что именно предстает в этом качестве какие структурные элементы права. Результат действия любого права — установление определенного коммуникативного правового порядка. Теория права. Право невозможно себе представить как беспорядок, как произвольные и случайные отношения между людьми хотя бы потому, что оно предполагает целенаправленное взаимодействие между субъектами права, то есть определенную упорядоченность их отношений, создающую необходимую безопасность.

Общая теория права. Независимо от содержания этих действий сама свобода их совершения в рамках права, то есть возможность самостоятельно выбирать тот или иной вариант внешнего социального поведения и тем самым определять поведение других, проявляя свою власть, самостоятельность и самодеятельность могущество , является правовой ценностью.

Право в этом ценностном контексте можно предварительно определить как упорядоченную свободу. Правовая свобода есть аксиологическая ипостась субъективного права и в этом своем качестве имеет ярко выраженную коммуникативную направленность.

Современный российский философ, В. В этом случае свобода понимается не как выражение проективно-конструктивного отношения к миру, не как создание такого предметного мира, который контролируется и управляется, а как такое отношение, когда я принимаю другого, а другой принимает меня. Важно подчеркнуть, что принятие не означает простого довольствования тем, что есть, а предполагает взаимодействие и взаимоизменение. При этом речь идет не о детерминации, а именно о свободном принятии, основанном на понимании как результате коммуникации.

В этом случае мы имеем дело с особого рода деятельностью. Это не деятельность по созданию предмета, в котором человек пытается запечатлеть и выразить самого себя, то есть такого предмета, который как бы принадлежит субъекту.

Эпистемология классическая и неклассическая. Само субъективное право конституируется правовой обязанностью, которая с аксиолого-коммуникативной стороны выступает как ответственность. Способность отвечать, то есть в текстуальной форме создавать и поддерживать коммуникацию, является конститутивным признаком человека, охватывающим и сферу правовой свободы.

Личность ответственна там и за то, где и в чем она свободна. И наоборот — только там, где она свободна, она ответственна. Границы ответственности совпадают не только с границами свободы. Ответственность в этом смысле можно определить как сознательную направленность действий субъекта на реализацию должного в соответствии с социальными ожиданиями. Ответственность субъекта формируется как правовая установка на выполнение тех внешних текстуальных требований, которые к нему предъявляет общество.

Интернализированные субъектом, они становятся основой мотивации его ответственного поведения, глубинным регулятором которого служит совесть. Проблема коммуникативной ответственности серьезно разрабатывалась в русской философии Ф. Достоевский, П.

Флоренский, Н. Бердяев, С. Франк, М. Бахтин и в западном варианте экзистенциализма. Поэтому, делает вывод историк философии Ф. История философии. ХХ век. Такая ответственность есть правовая ценность, но она не является одноуровневой с правовой ответственностью, вытекающей из факта совершения правонарушения.

Правовой порядок, в свою очередь, есть социально признанный порядок, то есть такой порядок, который основывается на социально признанных нормах.

В силу этого любой правопорядок является и порядком справедливым. Справедливость является одним из модусов должного. Соответствие должному и есть справедливость. Недолжное справедливым быть не может. Правовой порядок, как порядок, основанный на социально признанных нормах должного поведения, есть в силу этого порядок справедливый.

При этом следует отличать справедливость права как единого развивающегося организма и справедливость каких-либо правовых актов источников норм права , например, законов. Право есть выражение должного и как таковое не может быть несправедливым, если сами критерии справедливости черпать из одноименной социокультурной системы самоидентификацией которой право и является.

В противном случае оно не было бы правом, то есть выражением должного справедливого. Иначе обстоит дело с какими-либо элементами правовой реальности, в частности, с правовыми актами государства знаковыми формами объективации правовых норм.

Такие акты законодательные тексты могут получить, а при определенных обстоятельствах и не получить значение правовых актов, то есть могут не стать правом. Критерий отнесения такого акта к правовым или, наоборот, не правовым актам, на наш взгляд, может быть только один: возникновение или не возникновение на основе легитимации этого акта правовых норм и, соответственно, социально признаваемых прав и обязанностей у каких-либо субъектов.

Но даже если права и обязанности возникают, и акт объективно является правовым, он может в определенных случаях рассматриваться как акт несправедливый. Речь, конечно, не идет о каких-либо индивидуальных оценках такого акта, а о его социальном восприятии. Дело в том, что действенность акта и, следовательно, его правовой характер, определяется, в первую очередь, его социальной легитимностью, то есть признанием в качестве акта, наделяющего субъектов правами и обязанностями.

Ценностное основание такой легитимации является сложным и не может сводиться лишь к оценке акта как справедливого или несправедливого на основании какого-либо единого рационального критерия. Этим объясняется невозможность однозначно определить правовую справедливость в качестве всеобщего и абстрактного принципа, признаваемого всеми и на все времена. Как невозможно однозначно определить, за какие качества девушка должна любить своего суженого.

Иными словами, про один и тот же акт можно утверждать, что он одновременно является несправедливым рациональная оценка и - легитимным иррациональное признание , то есть сохраняет в итоге свою социальную ценность общезначимость. Поэтому социальная оценка какого либо закона как несправедливого является серьезнейшим основанием для его законодательной или правоприменительной трансформации в соответствии с вектором общественного мнения, в противном случае необходимо ждать неизбежной потери им своих правовых свойств.

Сказанное позволяет определить право в его ценностном аспекте как справедливо упорядоченную свободу субъектов правовой коммуникации. Данная формулировка определяет эйдетические ценности формально, не раскрывая их конкретное содержание.

Между тем, очевидно, что содержание правопорядка может быть разным, что свобода может пониматься и как индивидуальная, и как групповая или, например, как соборная; как свобода частного лица, и как свобода лица публичного государства. Одни называют свободой легкую возможность низлагать того, кого они наделили тиранической властью; другие — право избирать того, кому они должны повиноваться; третьи — право носить оружие и совершать насилия; четвертые видят ее в привилегии состоять под управлением человека своей национальности или подчиняться своим собственным законам.

Некий народ долгое время принимал свободу за обычай носить длинную бороду. Иные соединяют это название с известной формой правления, исключая все прочие. Люди, вкусившие блага республиканского правления, отождествили понятие свободы с этим правлением, а люди, пользовавшиеся благами монархического правления, - с монархией.

Антология западноевропейской классической либеральной мысли. Понимая невозможность однозначного определения такого рода склонностей, Монтескье предлагает формальное решение проблемы свободы.

Свобода в таком случае выступает как ценностная составляющая субъективного права и соответствует приведенной выше ее свободы формально-эйдетической трактовке.

Это однако не означает понимание самой свободы как формального начала. В научной литературе существуют самые разные концепции свободы. Например, П. В этом случае критерием свободы или несвободы внешних действий человека будет являться субъективный опыт индивида. Человек свободен тогда, когда он может делать то, что ему нравится, может не делать того, что он не хочет делать, и не вынужден терпеть то, чего он не желает терпеть.

Следовательно, его свобода становится ограниченной, если он не может делать то, что он хочет, если он должен делать то, что он предпочел бы не делать, и вынужден терпеть то, чего ему терпеть не хотелось бы Сорокин П. Социальная и культурная динамика. Сказанное выше относится и к понятию справедливости, так как должное может пониматься по-разному в разных обществах с разными традициями. Поэтому эйдетические правовые ценностей всегда получают в праве конкретное социокультурное значение.

Социокультурные правовые ценности — это те ценности, содержание которых отражает особенности социокультурного развития конкретного общества. Объективное содержание права и системы социокультурных правовых ценностей задается всей системой социокультурных отношений, а его субъективный аспект зависит от правовой идеологии и правовой политики государства и может существенно меняться в зависимости от расклада политических сил, от формулируемых целей и задач.

Как уже неоднократно отмечалось, культурные ценности не являются универсальными и всегда отражают особенности бытия того или иного этноса, что не исключает наличия исторически общих базовых ценностей для родственных социальных систем.

Чаще всего, социокультурные ценности лежат в основе какой-либо правовой идеологии см. В первом случае приоритетной признается свобода человеческой личности, во втором — ценность свободы общества.

С точки зрения этих же критериев может рассматриваться и справедливость, и цель правопорядка справедливо то, что обеспечивает внешнюю свободу человеческой личности; справедливо то, что обеспечивает единство общества и т. Сочетания такого рода ценностных представлений и дают различного рода ценностно-идеологические определения права. Целостный, синтетический вариант, весьма характерный для русской философии права, предложил в свое время В.

В этом втором варианте фактически у Соловьева речь идет не о праве как оно есть, а о праве, каким оно должно быть с точки зрения исповедуемой им религиозно-нравственной философии.

В таком же, традиционном для русской философии права ключе, предлагает разрешение проблемы соотношения личности и общества П. Он выделяет в социологии сингуляризм и универсализм, а также мистический интегрализм. В плане онтологическом он предполагает, что и общество, и индивид существуют реально.

Индивид — это единичное воплощение социальной реальности. Поскольку эти абсолютные и универсальные ценности воплощаются в надындивидуальной культуре и обществе, их реализация оказывается вместе с тем и реализацией общественных целей и ценностей. Такая гармония, или слияние индивидуальной и социетальной реальности, имеет в своей природе что-то мистическое. Она мистически предшествует индивиду как единичной личности. Такова суть онтологической позиции мистического интегрализма.

В плане этическом он вполне последовательно провозглашает, что социетальные и индивидуальные ценности неотделимы друг от друга, что они являются одним и тем же, но представляют два разных аспекта единой ценности, что, следовательно, и индивид, и общество являются абсолютной ценностью и ценность эта одна и та же.

Истинная глубина и высота свободы раскрывается лишь в конкретной жизни личности, в личности индивидуальной и в личности народной. Этика преображенного эроса. Точно также обстоит дело и с идеей равенства применительно к праву.

Вы точно человек?

Справедливость - ценность особого рода, сложная, комплексная, многосоставная. Известный итальянский юрист Н. Боббио определял ее как совокупность ценностей, благ и интересов, охране и развитию которых служит право.

Equity as the value of law. Лемонджав Рамази Ревазиевич, аспирант кафедры теории и истории государства и права Российского государственного торгово-экономического университета. Автор рассматривает проблему справедливости права.

.

Справедливость как ценность права

.

Ценности права: порядок, свобода, ответственность, равенство, справедливость

.

.

.

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Справедливость

.

.

Справедливость как основная правовая ценность: Слово «справедливость» произошло от слова «право» (правый, правда), а в латинском языке.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Евсей

    Нужна помощь ? Купил авто с Луганска! Снять с учёта не могу доверка на 10 лет авто в аресте можно ли ездить?